Интервью с Александром Гришиным

Александр Гришин – один из наших тренеров, который работает в Spartak City Football с первого дня, но мало кто знает, что до тренерской карьеры у Александра была довольно интересная футбольная жизнь. В нашем интервью он рассказал о тренировках в Академии «Спартак», своей травме, которая завершила его карьеру футболиста, но открыла дорогу к тренерской деятельности, а также о том, как он играл с молодыми звёздами нынешней основы «красно-белых». Просто о самом сложном и интересно о самом главном!


— Александр, хочу начать, пожалуй, с самого главного — ты помнишь момент, когда принял решение стать тренером? 

— Да, конечно — я понимал, что карьера игрока уже подходит к концу в связи с травмой и некоторыми бытовыми вещами. Несмотря на это, я хотел оставаться в футболе и продолжить карьеру, но уже тренером.

— Что это была за травма? 

— У меня их было несколько: первая — это проблема с лодыжкой, а вторая куда серьёзнее — это плечо. Сначала был первичный вывих плеча, я долго проходил курс реабилитации, однако уже после этого мне сложно было психологически. Я не мог долго «перестроиться» — продолжал идти в единоборства и боялся, что плечо снова вылетит — именно это и заняло больше всего времени, и после всего этого приходит кто-то новый и занимает твоё место. 

— Это всё произошло во время твоего пребывания в Академии «Спартака»?  

— Да, это всё было в Академии, я даже помню тот самый матч, в котором получил повреждения, и, наверное, он никогда не забудется. Мы играли с московским «Динамо», я пошёл в подкат под игрока и получилось так, что моя рука осталась позади и плечо приняло весь «удар» на себя при падении. Игрок соперника упал мне на ногу, я получил перелом малоберцовой кости, таким образом, в одном матче я «подцепил» сразу два «тяжёлых» повреждения. После всего я отыграл ещё год с такой рукой, и буквально через каждый матч она «вылетала». Спустя год сделал операцию, однако, всё настолько затянулось и вышло на такой уровень, что у меня бы уже не получилось выйти не то что за основу, но и за дубль. 

— Во сколько лет получается ты закончил свою карьеру как футболист? 

— Где-то в 20-21 год. 

— Ты заканчиваешь в таком раннем возрасте и принимаешь решение стать тренером? 

— Не совсем так. Я ещё играл в лигах пониже уровнем, и во время этого я уже задумывался о том, чтобы стать тренером. Первыми шагами в этом направлении были: учеба на тренерскую категорию и стажировка в Академии «Спартак».

— Получается, что тебе удалось поиграть вместе с кем-то из нынешних игроков основы «Спартака»? 

— Да, это Саша Ломовицкий, однако, он был немного моложе меня, но мы всё равно «пересекались». Затем Зелимхан Бакаев, который тоже был младше меня, мы с ним вместе учились в одном классе 2-3 года, также вместе выпускались и получали аттестаты. И Денис Давыдов, с которым мы отыграли около 6-7 лет вместе ещё в ФК «Москва», а потом мы попали уже в «Спартак». 

— Как ты думаешь — если бы не травмы, тебе бы удалось сейчас закрепиться вместе с ними в главной команде? 

— Очень сложно сказать, во-первых, потому что мы разные игроки, если Ломовицкий и Бакаев быстрые, скоростные ребята, то я сам по себе был медленный игрок, однако, мог отдать передачу и хорошо открыться под передачу, а у них эти все качества были вместе — и скорость, и мышление, и техника. Каждый игрок, который тренируется с партнерами более высокого уровня, может прибавлять и расти, а у меня такой возможности не было.



— И раз уж мы начали говорить о тебе как об игроке, скажи — помогает ли тебе опыт игрока в тренировочной деятельности?

— Если говорить о возрасте 15,16,17 лет, то да, я, может быть, ещё вспомнил бы что-то и мог дать им это. Но мы тренируем маленьких детей, поэтому, здесь другая специфика в подготовке. Я вряд ли смогу вспомнить о том, что было у меня в те годы. Тем более, что сейчас многое поменялось в подходах к подготовке, методиках, психологических рекомендациях, а я основываюсь на более современных требованиях. Изучаю, как работают наши лучшие академии, академии в Испании, Голландии, Англии, оттуда и беру много интересной информации.

— Мы плавно перешли от игрока к тренеру. И хочется понять — чей подход и чья философия тебе более близки из нынешних тренеров? 

— Однозначно, это Пеп Гвардиола, у которого ярко виден стиль игры, его он проповедовал и в «Барселоне», и в «Баварии», и в «Манчестер Сити». В отличие от многих других тренеров — самый яркий пример это Раньери во время работы в «Лестере», один сезон выиграли, а после сильный провал. Это и есть разовый случай, в отличие от того, что есть у Пепа. Конечно, он работал только в топ-командах, и было бы интересно посмотреть, что бы он смог сделал в команде уровнем пониже.

 Раз мы заговорили про Гвардиолу и «МанСити», то однажды Игорь Шалимов сказал фразу о том, что команда Пепа играет в «Спартаковский» футбол — ты согласен с этим? 

— Я бы не сказал, что у Гвардиолы команды играют «по-спартаковски», скорее это футбол Барсы ещё старых времён, до самого испанца.

 Удаётся ли тебе смотреть матчи «Спартака»? 

— Да, конечно, я стараюсь не пропускать матчи, если их показывают по телевизору, и я располагаю временем, то конечно смотрю.

— И кто же из нынешних игроков тебе нравится больше всего? 

— Наверное, это три футболиста, которых я мог бы назвать — это Роман Зобнин, Фернандо и Жано Ананидзе. Я всегда импонировал этому игроку (прим.Ананидзе), но его единственный минус — травмы. Он постоянно получает повреждения и ему просто не хватает времени набрать форму и начать играть постоянно. Это тот футболист, который «видит игру», может отдать передачу, «открыться» под неё, ударить. И я считаю, что вот это трио в центре поля — Фернандо-Зобнин-Ананидзе может получиться очень неплохой связкой.




 На твой взгляд, какие качества важны для становления футболиста? 

— В первую очередь — это трудолюбие, в любом случае, без него никуда, не только в футболе, но и в спорте в целом. Второе это — стрессоустойчивость. Даже ребятам совсем маленьким, которые сейчас у нас занимаются, важно себя настроить, и третье это — любовь к футболу. Нужно постоянно быть в нём, полностью погружённым в него, отсюда и идёт всё остальное: талант, трудолюбие, характер.

— Есть тренеры, которые на предматчевой установке уделяют больше внимания тактике, другие стараются мотивировать игроков эмоциональной речью - что из этого ближе тебе?

— Прежде всего, первым делом, ты учишь тому, как, куда и зачем передвигаться, а затем уже занимаешься психологией, мотивацией, чем ты можешь зарядить футболистов. Конечно, в совокупности — это намного лучше, чем раздельно, но прежде всего, главное — тактика, а затем идут пламенные речи.

— Может у тебя есть какая-то любимая фраза, которой ты заряжаешь детей? 

— Если честно, я пока не думал об этом. В возрасте, в котором тренируем мы, важно сказать несколько простых, но очень важных фраз — «Я в тебя верю», «Мы сможем это сделать, сможем сегодня победить», «Вы все умеете играть в футбол».

— Может у тебя получится вспомнить что-то из установок в Академии во время важных матчей?

— Зачастую нам, игрокам «Спартака», не приходилось говорить о том, что это ЦСКА или «Локомотив», что это важный матч, ведь мы и в таблице почти всегда шли вплотную. Мы сами понимали, что это за встреча. Конечно, на все команды нужно настраиваться одинаково — будь то гранд футбола или аутсайдер. 

— Теперь немного представим, что ты главный тренер «Спартака», а твоя команда в финале Кубка или в матче за золото  к перерыву проигрывает со счётом 0:3 — твои слова после того как ты зайдёшь в раздевалку?

— В первую очередь, нужно разобрать ошибки, одно дело — когда прилетают случайные мячи с центра поля, а другое — когда игроки твоей команды допускают оплошности. Если же игра не складывается в целом, то здесь уже нужно искать мотивирующие слова, которые помогут поверить в себя. Важно найти подход к каждому игроку — кого-то нужно поругать, кого-то успокоить, здесь всё индивидуально.

— Фергюсон перед важными матчами включал фильм "Гладиатор" вместе с кадрами из матчей МЮ, Бенитес давал слово лидерам команды,  Гвардиола просил молча посидеть — какую бы "фишку" на установках ввёл ты?

— Если честно, то я о таком даже ещё и не думал. Может, будь я в первой команде, мне бы и пришло в голову такое, но сейчас при работе с детьми, как я и говорил, нужно сказать простые, но в то же время важные для них вещи. В первую очередь, поддержать и придать уверенности в собственных силах.

— У нас в стране не везде созданы качественные условия для занятий детей футболом. Не всегда хватает манежей для игры в зимний период, но это не стало помехой для известных игроков: Зобнин и Ещенко из Иркутска, Головин из Калтана — ты считаешь, что талант итак сможет пробиться наверх или все-таки условия для занятий играют важную роль для подготовки качественных футболистов?

— С одной стороны, все хотят поля как в Англии и Испании, где везде созданы идеальные условия. Но если говорить о детском футболе, то процесс обучения идёт от простого к сложному, и детей нужно сначала научить правильным движениям, правильным действиям на поле, и конечно, если будут поля идеального качества, то ребята смогут спокойно развивать свою технику и качественно выполнять все упражнения. С другой стороны, раньше такого не было — мы играли и в пургу, и в метель, когда поле в сугробах, но мы играли на нем совершенно спокойно. В таких условиях тоже вырастали хорошие футболисты.

— Почему у нас в стране на постоянной основе толпы детей не идут в футбол, как это и происходит в Европе?

— В Академию «Спартак» всегда много детей приходило на отборы, где-то 800 - 1000 человек. Понятно, что многие сразу хотят попасть в ведущие академии, но у нас не везде есть хорошие условия для занятий, чтобы дети могли качественно тренироваться и прогрессировать. Важно строить инфраструктуру, обучать тренеров, подогревать интерес  у детей к футболу.  У нас в Spartak City Football созданы все условия для качественной работы и одна из главных задач - готовить детей к попаданию в Академию. Понятно, что не все станут футболистами, но, по крайней мере, дети занимаются на хороших полях и получают удовольствие от занятий.

—  Сейчас многие молодые игроки, находясь в больших клубах, не играют, но при этом получают хорошую зарплату. На твой взгляд, что лучше – только тренироваться и продолжать ждать шанса или все-таки идти за игровой практикой в клубы рангом ниже за тем, чтобы постоянно играть?

— Обязательно играть, если своему клубу, на данный момент, они не нужны. Поэтому нужно проявлять себя и привлекать к себе внимание, а не сидеть на скамейке, теряя форму. Как только ты сел на определённое время — всё — нужно просить агентов искать варианты, чтобы играть в футбол.

— Теперь давай мы перейдём к так называемому блицу — правила ты знаешь: я задаю вопрос коротко — ты можешь отвечать не коротко. Начнём с первого вопроса — три лучших игрока «Спартака» за всю историю?

— Я начну от времён старых к новым. Первый — Черенков, потом идёт Титов и Квинси Промес.

— Три лучших игрока в мире? 

— Зидан, Бэкхем и Месси.

— А на данный момент? 

— Месси, Мбаппе и Мане.

— Какие качества ты ценишь в людях?

— Трудолюбие, честность и доброта.

— Что или кто тебя сподвиг на то, что ты начал заниматься футболом?

— Папа, в первую очередь. Я с самого детства любил хоккей, но из-за финансов и дорогой экипировки, отец вовлёк меня в футбол. Я попал на первый отбор в ЦСКА, откуда уже перешёл в «Спартак», после в ФК «Москва» и затем вернулся в ряды «красно-белых».

— Эмоции на первой тренировке перед детьми? 

— Такая была двоякая ситуация — казалось бы, сам только недавно стоял маленький перед тренером, а теперь на мне такая ответственность.

— Каким ты считаешь идеального детского тренера?

— Идеальных тренеров не бывает, потому что все делают ошибки, но я считаю, что тренер должен минимизировать свои ошибки и проводить разбор каждой из них, повышая свою квалификацию.

— Spartak City Football тремя словами? 

— Одна большая семья.

Тэги:
Spartak City Football
Лагерь
Лига